Рубрики Россия Украина Мир Наука и техника Автоновости Здоровье Спорт Шоу-бизнес
"Участие.com" - электронная новостная газета » Украина » Экономика » Как не платить больше за приватизацию: кухня ФГИУ
Экономика
Как не платить больше за приватизацию: кухня ФГИУ
8-02-2012, 09:04Просмотров: 927
Как не платить больше за приватизацию: кухня ФГИУ

За сознательное уменьшение стоимости приватизируемого объекта оценочные компании дополнительно получают до 15% от размера занижения. Эти компании связаны с руководством Фонда госимущества. Если же продается “неликвид”, чиновники ФГИ зарабатывают тем, что получают деньги из оценочных компаний. Но и в таком случае, они говорят, какой должна быть стоимость предприятия.

Источник: mislivsluh.comЦ ей текст является продолжением материала ” Как Фонд госимущества занижает цену приватизированных объектов “. Но по содержанию это самостоятельное расследование, которое раскрывает внутреннюю “кухню” Фонда госимущества.

Сколько стоит пролоббировать на конкурсе своего оценщика

Потенциальные победители конкурсов среди оценщиков возникали следующим образом. С конца 1990-х все без исключения финансово-промышленные группы и крупные бизнесмены в Украине сработались с теми или иными ведущими экспертными фирмами. С 2003 года процесс присвоения ликвидной госсобственности приобрел практически адресный характер.

Так, уполномоченные менеджеры наших толстосумов перед объявлением Фондом госимущества конкурсов по продаже интересных объектов заранее начинали договариваться с аффилированными с ними оценщиками.

Они пытались заранее получить необходимые данные по интересному предприятию, чтобы провести предварительные финансовые и хозяйственные расчеты (как правило, для олигархов это не составляло проблемы). Если это было невозможно, то бизнесмены договаривались (и договариваются) доплатить оценщикам, кроме официально зафиксированной в договоре с ФГИУ суммы за их услуги, еще 10-15% от суммы потенциально возможного занижения ими стоимости предприятия.

(Забегая вперед, сразу скажу, что по большому ликвидным заводам, фабрикам и комбинатам “премиальные” оценщиков исчислялись (и вычисляются) от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч долларов. Такими объектами, как “Укртелеком” или “Одесский припортовый завод” , сумма левого заработка оценщика может достигать $ 500-600 тыс.).

Председатель ФГИ Александр Рябченко

Источник: “Коммерсант”

Возвращаясь к описанию технологии выбора нужного оценщика, необходимо отметить следующее. Уполномоченное лицо олигарха или его креатура в правительстве звонили (и звонят) председателю Фонда госимущества или его заместителю, курирующему оценку. Она просит, чтобы конкурс по отбору экспертной фирмы выиграла конкретное юридическое лицо.

Всем членам комиссии (напомним, что с 2003 года ими были только работники Фонда госимущества) негласно через их непосредственных начальников в ФГИУ сообщается, кто именно должен стать победителем. Естественно, что никто из членов комиссии, будучи зависимым от руководства приватизационного ведомства, не будет делать препятствий. Как правило, он или подыгрывает голове, или опустив глаза, молча голосует за заранее назначенного победителя.

А так как четкие критерии определения победителя конкурса в нормативных документах Фонда госимущества сознательно не вводятся (хотя лично я когда работал в ФГИ, четыре раза письменно подавал подобные предложения), то ответственность за принятие решения “распыляется” между всеми членами комиссии. С ее головы, как главного организующего лица коррупционного действия, юридически спросить практически невозможно.

Как наглядное и показательное подтверждение высказанного можно привести такой пример из практики работы приватизационного ведомства.

Как оценивали украинский космос

В начале октября 2008 года Фонд госимущества проводил конкурс по отбору лицензированной фирмы, которая должна была оценить вклад нашего государства в создаваемое совместное украинское-бразильское предприятие. Это СП должно юридически и финансово упорядочить запуск ракетоносителей Днепропетровского КБ “Южное” с бразильских морских платформ.

В качестве вклада Киев вносил нематериальный актив в виде большого пакета проектно-технической документации. На участие в конкурсе подали заявки две компании. Как выяснилось при вскрытии конвертов на заседании конкурсной комиссии, одна из них предложила за свою работу 21 тыс грн, при том что в составе ее оценщиков были кандидат технических наук, ранее специализировался на проблемах изучения работы космических аппаратов и оценки нематериальных активов и авиационный инженер с большим опытом работы по специальности. Другая фирма соглашалась выполнить эту спецработы 60 тыс грн, и в основном она занималась оценкой недвижимости.

Дмитрий Парфененко

Источник: “Лига”

Победила, как вы догадываетесь, вторая фирма. Председателем комиссии был тогда заместитель председателя Фонда госимущества Дмитрий Парфененко (к слову, сейчас он является начальником Главного управления коммунальной собственности Киевской госадминистрации).

Возмущенные этим фактом, сотрудники первой фирмы обратились к Валентине Семенюк-Самсоненко возглавляла тогда ФГИУ, с жалобой на явно коррупционное решение комиссии. Пламенная социалиста две недели делала вид, что размышляет, а после того, как ей позвонил глава Национального космического агентства Украины, утвердил результаты конкурса. Причем, она даже не смогла письменно ответить на жалобу. Ничего не дали и соответствующие обращения в Генеральную прокуратуру, СБУ и МВД. Правоохранительные органы так же скромно промолчали.

Однако, руководство Фонда госимущества сделало определенные выводы.

В дальнейшем оно изобрело еще один, более “презентабельный”, способ протягивания необходимого победителя через конкурс. Поскольку подача заявок на тендер заканчивается за 5-6 дней до его проведения, то за один-два дня уполномоченные лица неофициально раскрывали, а затем аккуратно назад заклеивали конкурсные конверты с ценовыми предложениями поданных от участников заявок. Технически, сделать это не сложно.

В результате этих махинаций становятся известны суммы, которые запрашивают за работу те или иные экспертные фирмы. Эта информация сообщается нужным людям, и те меняют с помощью сотрудников Фонда свои конверты с ценовыми предложениями на маленькие, по сравнению со всеми другими участниками, суммы.

Приведенный случай с оценкой вклада в украинскую-бразильское совместное предприятие не единичный, а типичный. О том, что в Фонде госимущества существуют коррупционной системы, свидетельствуют и вышеприведенные примеры из недавней приватизацией “Укртелекома” и “Международных авиалиний Украины”.

На то же указывает факт, что за последние три года ни одна из экспертных фирм, которые были избраны на конкурсах для оценки 5-ти авиакомпаний, не имела в своем составе специалистов с базовым авиационным образованием. Тем не менее, такие компании подавали заявки на участие в конкурсах.

Надо сказать, что отдельные сотрудники Фонда госимущества не хотели мириться с тем, что руководство втягивало их свои в коррупционные игры. Так, например, из-за нежелания выполнять подобного рода указания назначен в начале 2009 года исполняющим обязанности председателя ФГИУ Дмитрий Парфененко снял с должности директора Департамента оценки Фонда Валерия Гайдука, и перевел его на низшую должность начальника отдела.

При этом, и.о. главы приватизационного ведомства пришлось изменить всю штатно должностную структуру Фонда госимущества, и пойти на откровенное нарушение трудового законодательства. Но что не сделаешь ради завоевания расположения уважаемых олигархов и получения от них левых премиальных? Ведь их сумма на порядок, а то и на два, превосходит кэш, получаемый “независимыми оценщиками” за занижение стоимости предприятия, что продается на конкурсе.

Еще одним неотъемлемым звеном коррупции, которая сложилась в Фонде госимущества, есть циничное нарушение закона Украины “Об осуществлении государственных закупок” (как старого, так и нового) при организации тендеров.

При проведении конкурсов по отбору оценочных фирм это проявляется не только в том, что руководство приватизационного ведомства сознательно отказывается четко прописывать в нормативных документах критерии определения комиссией победителя.

Также оно не информирует в своем специализированном издании “Ведомости приватизации” о результатах тендера: сколько юридических лиц участвовало, которые были их ценовые и другие предложения, кто и почему признан победителем. Парадокс ситуации заключается в том, что областные региональные отделения Фонда госимущества это делают, а центральный аппарат приватизационного ведомства, осуществляющего продажу всех стратегических, монопольных и наиболее инвестиционно привлекательных предприятий - нет.

Рецензирование оценок в ФГИУ: хождение по мукам или минах?

За последнее десятилетие детально разработанный механизм заблаговременного снижения рыночной стоимости ликвидных государственных активов. Сознательно “недоразвитая” методика с внутренней оценки, используемой Фондом госимущества. Проводятся заказные конкурсы по отбору оценщиков, а сами экспертные фирмы ведут откровенно продажно.

Но есть еще один важный и неотъемлемый элемент системы коррупции, которая сложилась за последнее десятилетие в ведомстве Александра Рябченко. Это анархически-субъективный способ проверки и утверждения оценочных отчетов сотрудниками ФГИУ, который становится заметным при определении стоимости приватизированных и отчужденных гособъектов.

Порядок их рассмотрения, содержание отчетов, форма рецензии на них, сроки написания замечаний проверяющими и утверждения оценок, порядок оплаты принятых Фондом отчетов экспертных фирм достаточно четко определены нормативно-правовыми документами. Но они часто нарушаются сотрудниками ФГИУ. Причем, исходя из 17-летнего опыта оценщика и 11-летнего стажа работы в Фонде госимущества, утверждаю, что это делается сознательно.

С одной стороны, это делается с целью прекращения хоть какого-то проявления независимости в расчетах “независимых оценщиков”. С другой, для выжимания рядовыми чиновниками и руководящим составом ФГИ среднего уровня взяток из экспертов.

Ради истины, надо отметить, что не возникает проблем с оценками объектов, на которые положили глаз придворные олигархи, и продажа которых лоббируется чиновниками из президентской администрации, Кабинета Министров, Генеральной прокуратуры, СБУ, МВД, провластными депутатами Верховной Рады.

Источник: ОbozrevatelОдин из последних примеров - недавняя оценка фирмой “Спецоценка” (принадлежит вице-президенту Украинского общества оценщиков Сергей Овчаров) государственного пакета акций “Западэнерго”. 45%-й пакет акций энергокомпании, которая осуществляет экспорт украинского электричества в Восточную Европу, был оценен лишь в 1 млрд 897 млн 600 тыс грн. Что, кстати, на 32,5 млн. гривен меньше, чем предложила в своем конкурсном предложении ДТЭК Holdings Ltd Ахметова. Ну, хоть здесь тресни, не хочет богатый украинской переплачивать за приобретаемые неконкурентным способом энергоактивы более 100 тыс. грн.

По таким «блатным» объектам приватизации победители конкурсов известны заранее, и определены на Банковой. К их числу относятся все еще не оприходованы нашими толстосумами государственные энергокомпании, обл-и горгазы, и еще огромная масса предприятий химической и оборонной отраслей, а также морские порты.

Поскольку стоимость таких объектов занижена по соглашению между заказчиком, оценщиками и руководством ФГИУ, то проблем с утверждения экспертных отчетов по ним, как правило, не возникает. Проверка, которую осуществляют сотрудники Фонда в этих случаях, сводится к исправлению арифметических и грамматических ошибок, и маскировка самых циничных натяжек в расчетах.

Если последние сделанные с откровенными нарушениями существующих методик, или просто выходят за рамки здравого смысла, оценщикам приходится делиться с низовыми специалистами, чтобы те закрыли на эти нарушения глаза и тем самым взяли на себя часть ответственности за утверждение “туфтового” отчета. Бесплатно подставляться под возможные претензии со стороны правоохранительных органов даже при наличии недвусмысленной команды начальства никто из рядовых чиновников не хочет. Конечно, за “правильное” рецензирование заказных оценок “голубых фишек” они получают копейки, по сравнению с экспертами и, тем более, руководством Фонда.

Как ФГИ указывает, какой должна быть оценка

Несколько иные события разворачиваются вокруг неликвидных предприятий, на которые нет покупателя, и которые Фонд госимущества пытается сплавить хоть каких-нибудь законным или незаконным путем. В этом случае, рядовые сотрудники Департамента оценки ФГИУ устраивают настоящую корриду для экспертов, чтобы выжать из них хоть какую-то “копейку”.

Для этого отчет передают молодым неопытным сотрудникам. Они, не имея достаточного опыта проверок, набрасывают оценщику кучу замечаний, большинство из которых ложны. Причем, рядовые исполнители, как правило, затягивают установленные приказами Фонда сроки рецензирования и пытаются изложить замечания не в письменной, а в устной форме (чтобы не выставлять напоказ свою ангажированность, а порой и откровенную безграмотность).

Поскольку проверяющие всегда ссылаются на постоянную перегруженность работой (контролируемыми сверху “блатными” отчетами), то только после 3-4 недель “бодания” с ними оценщики путем индивидуальных разъяснений (или мелкого задарювання) снимают большинство надуманных претензий к отчету по неликвида. В результате, рецензия по нему передается начальнику отдела или его заместителю. И тут начинается главное действо чиновничьего спектакля.

Хотя по закону “Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональную оценочную деятельность в Украине” всю ответственность за достоверность принятого Фондом госимущества отчета (и, соответственно, определенную в нем стоимость предприятия) несет рецензент, а высшее руководство его только визирует, уже на уровне начальника отдела и его заместителя начинаются придирки. Каждый вышестоящий руководитель навязывает свои замечания-претензии к отчету оценщика. Но поскольку основой для утверждения стоимости предприятия рецензия рядового исполнителя, то каждый раз отчет возвращается рецензенту, и тот вынужден его перерабатывать. Все эти бюрократические маневры имеют свой временное измерение, и проходят еще полтора-два месяца.

Наиболее хлопотным является оценка целостных имущественных комплексов крупных неликвидных предприятий. Отчеты по ним, как правило, проверяются аж тремя отделами. Сотрудники одного смотрят правильность расчетов по затратным методом (недвижимости, оборудования и товарных запасов). Работники второго, по доходным методом проверяют верность оценки бизнеса, а на базе сравнительного метода - корректность использованных аналогов продаж. А в третьем ведомстве анализируют правильность оценки нематериальных активов и земли.

Источник: AREYВ этом клинически сложном случае сотрудники департамента оценки ФГИУ проверяют отчет не параллельно (одновременно каждый отдел свою часть), а последовательно - сначала один отдел, потом второй, потом - третий. Соответственно, такая система дает затягивание времени в периоде 2-3 месяца.

Причем, на конечной стадии проверки оценки часто встает вопрос: кто должен делать сводную рецензию? На этой почве в Департаменте оценки ФГИУ время происходят настоящие чиновничьи баталии.

Нередко из-за бюрократических маневры заканчиваются сроки оценки предприятия, утвержденные приказами самого же фонда. При этом, чиновники ФГИ пытаются найти повод, чтобы снять с себя вину за срыв оценки, и чаще перекладывают ее на эксперта. В этом случае Фонд госимущества назначает новую дату оценки и спрашивает у предприятия более ак