Рубрики Россия Украина Мир Наука и техника Автоновости Здоровье Спорт Шоу-бизнес
"Участие.com" - электронная новостная газета » Украина » Политика » Наружную рекламу в России могут полностью убрать
Политика
Наружную рекламу в России могут полностью убрать
9-08-2011, 22:52Просмотров: 781
Наружную рекламу в России могут полностью убратьРоссийский рынок наружной рекламы, освоивший в прошлом году почти 46 млрд руб. рекламодателей, в этом превратился в «горячую точку». Московский чиновник, отвечавший за самую большую часть этого рынка, арестован, его зам — под следствием. Отрасль сильнее других сегментов рекламного рынка пострадала от кризиса, пишут «Ведомости». Как жить и работать в таких условиях, рассуждает Максим Ткачев, управляющий директор крупнейшего в стране оператора наружной рекламы News Outdoor.— Кризис в наружной рекламе длится почти год. Видите признаки улучшения?— Все развивается именно так, как мы планировали в декабре, но, к сожалению, по нашему пессимистическому сценарию. Мы видим падение доходов по различным форматам в 30-40% по сравнению с докризисными временами. И полагаем, что такая ситуация сохранится в течение 6-12 месяцев. Наружная реклама тяжело переживает кризис по той причине, что наш бизнес — это бизнес фиксированных затрат и вариативных доходов. Соответственно, если доходы падают на 40%, а затраты можно сократить не более чем на 20%, у операторов пропадает вся прибыль и они начинают проедать запасы прошлых периодов, будучи убыточными по операционной деятельности. Насколько я знаю, в последнее время это уже со многими произошло.News Outdoor находится в зоне небольшой, но положительной операционной рентабельности, и у нас достаточно большой запас устойчивости. Кроме того, нам помогает поддержка наших учредителей.— А в чем она выражается?— В том числе это и финансовая поддержка, а также помощь в переговорах с банками — все это дает нам ощущение уверенности.— Какой объем финансовой поддержки от News Corp. вы получали?— Она может предоставляться по нашему требованию. Мы пользовались такой поддержкой в начале года, до конца 2009-го она нам более не потребуется.— Каков был размер этой поддержки?— Не могу вам ответить.— Недавно суд отказался освободить из-под стражи председателя комитета рекламы Москвы. Он арестован по делу о предоставлении льгот компаниям, аффилированным с News Outdoor («Мосгорреклама» и «Столица-М»). К вашей компании у следствия есть претензии?— Нужно понимать, что 48,5% «Мосгоррекламы» перешли под контроль News Corp. через год после того, как произошли все события, изучаемые следствием в этом уголовном деле, поэтому к News Outdoor претензий быть не может. Если же попросите меня дать оценку ситуации с арестом председателя комитета рекламы, я думаю, что выражу общее мнение бизнес-сообщества: мера пресечения, связанная с лишением свободы, должна применяться в исключительных случаях по преступлениям, связанным с насилием против личности. К сожалению, эта точка зрения не превалирует на практике. Посмотрите, сколько уважаемых и известных людей сидели или сидят в тюрьмах, хотя их вина не доказана. Это несправедливо и, на мой взгляд, совсем не способствует выходу экономики из кризиса.— А были ли у вас, как у руководителя крупнейшего оператора на рынке наружной рекламы, претензии к работе комитета?— Вопрос непростой. Во время кризиса бизнесу от власти нужны прозрачные правила игры и быстрое принятие решений. Еще два года назад все крупные операторы с пониманием относились к выводу из центра Москвы крупноформатных рекламных носителей и по истечении договоров сократили все такие конструкции. Причина — забота об архитектурном облике Москвы, и с этим было трудно спорить. Когда же стало ясно, что архитектурные требования действуют не для всех и часть конструкций стоит по сей день, понимание пропало. Потом пропало и доверие — в момент, когда на ряде освобожденных мест вместо статичных конструкций выросли такие же крупноформатные экраны. На наше обращение в письменной форме было заявлено, что действующими правилами размещение видеоэкранов большого формата не запрещено. Соответственно, они в отличие от статичных конструкций не нарушают историческую архитектурную среду.— У этих экранов один владелец?-Честно говоря, не знаю.Скорость принятия решений комитетом рекламы тоже лучше проиллюстрировать примером. Кризис в наружной рекламе начался в конце 2008 г. Начиная с ноября мы неоднократно обращались к комитету с предложением разработать антикризисную политику, включающую и сокращение арендной платы за рекламные места. Эта плата является основной затратой, влияющей на цену размещения для рекламодателей. С ноября по февраль комитет отвечал: докажите, что у вас действительно кризис. К февралю наконец доказали январскими цифрами, и в апреле вышло постановление правительства Москвы о 30%-ной льготе на 2009 г. Однако большинство договоров с операторами комитет рекламы подписал только в конце августа — начале сентября, через 10 месяцев после начала кризиса. Прямо скажем, оперативным кризис-менеджментом это назвать трудно.— За прошедшее время вам арендную плату пересчитают?— Согласно постановлению правительства Москвы арендная плата должна пересчитываться задним числом с 1 марта. Так что до конца года мы ожидаем нулевых счетов по аренде с учетом переплаты, сделанной нами с начала года.— Насколько существенную сумму может сэкономить на льготе News Outdoor?— Для News Outdoor сейчас любые суммы существенны. В год мы платим за аренду в московский бюджет более 500 млн руб. Так что 30%-ная скидка сформирует для нас очень весомое сокращение.— Получает ли сейчас News Outdoor прибыль?— Да. У нас положительный показатель EBITDA, но, по нашему прогнозу, он должен сократиться приблизительно в 4 раза, что, конечно, нас не радует, но дает возможность устойчиво работать.— Ваши доходы падают больше за счет снижения заполняемости рекламных поверхностей или за счет того, что вы снижаете цены на рекламу?— Летом заполняемость наших конструкций была сопоставима с прошлогодней. Практически все категории рекламодателей, за исключением автомобильных компаний, сохраняют объем размещения. Поэтому почти все снижение доходов обусловлено падением цен на рекламу.— Значит, вы снизили цены на 30-40%?— По разным продуктам — от 20% до 40%.— У других операторов снижение цен такое же?— Поскольку среда на рынке крайне конкурентная, цены могут отличаться не более чем на 5-10% в обе стороны. Менее качественные продукты дешевеют сильнее, более качественные — меньше. Самая хорошая для нас новость заключается в том, что людям по-прежнему нужна наружная реклама. Вторая хорошая новость в том, что падение цен на нее не привело к потере качества услуги, в некоторых категориях есть даже его рост. В первую очередь это касается нестандартных изображений. Клиентам теперь совсем не по карману метод ковровых бомбардировок, и самые профессиональные предпочитают качественное техническое воплощение хорошей творческой идеи объему размещения. Недавно мы проводили очень красивую кампанию Peugeot — у автомобиля на плакате крутились колеса, а также Domestos — когда из щитов во все стороны «выпрыгивали» микробы. В сентябре идут очень интересные кампании Calve, Nokia, Mazda, Efes.— Какой будет выручка News Outdoor в этом году по сравнению с прошлым?— Поразительно, но она с точностью до процента повторяет данные о снижении налоговых поступлений в бюджет за восемь месяцев, недавно опубликованные ФНС, — около 37%.— Еще до начала кризиса некоторые ваши клиенты жаловались, что рынок наружной рекламы перенасыщен из-за огромного числа мелких операторов. За последний год отсева малого бизнеса не произошло?— Массового закрытия мелких компаний нет, потому что среди них есть очень профессиональные, обладающие не меньшей жизнеспособностью, чем News Outdoor. Отсев происходит не по принципу «мелкий — крупный», а по принципу «более конкурентоспособный — менее конкурентоспособный».Главное, от чего зависит, есть отсев или нет, — это позиция муниципалитетов. Есть два полярных способа их поведения в кризисной ситуации. Первый — рыночный, но радикально жесткий: арендную плату для операторов не снижаем, если компания не заплатила за две недели — ее конструкции сносим. В этой ситуации выживает сильнейший, и предложение на рынке сильно сокращается, а цены на размещение — почти нет. Такую жесткую политику сейчас проводит администрация Санкт-Петербурга, и мы опасаемся одного — что через некоторое время на весь город кроме News Outdoor останется один-два оператора.Муниципалитеты, выбравшие полярную тактику, говорят: давайте перезимуем вместе — и сокращают арендную плату на 30-50%. Цены на наружную рекламу падают, сохраняется большой объем носителей. Подобным образом ведут себя, например, администрации Казани и Новосибирска.Худшая для нашего бизнеса позиция городских властей — когда мэрия декларирует меры поддержки, но их не вводит. А тех, кто не платит арендную плату, не наказывает. К моему большому сожалению, такая ситуация была до конца лета в Москве.— А много ли сейчас в Москве стоит неоплаченных рекламных щитов?— Этот вопрос лучше задать руководству комитета по рекламе. Цифрами я не обладаю, но знаю, что такие факты имеют место.— С чем, по вашему мнению, было связано промедление с воплощением антикризисных мер?— Логического объяснения этому я дать не могу. До кризиса можно было говорить про непростые перерасчеты, про существование бюрократической цепочки принятия решения. В кризис так нельзя.— Продолжается ли судебная тяжба по иску, поданному правительством Москвы к News Outdoor по делу «Ассохима»?— Федеральный Арбитражный суд Московского округа 21 сентября поддержал позицию судов первой и второй инстанции, оставив без удовлетворения кассационную жалобу комитета рекламы. Мы, безусловно, рады, что вступившее в силу судебное решение подтверждает: News Outdoor не нарушала свои обязательства перед правительством Москвы. Для нас это решение очень важно — как с материальной, так и с репутационной точки зрения.— Как думаете, почему городские власти проявляют такое упорство в оспаривании решений судов?— Речь идет о материальной сумме, поэтому, на мой взгляд, упорство в данной ситуации оправданно — суд должен поставить в деле точку, чтобы ни у кого не осталось сомнений.— News Outdoor проводит много социальных кампаний. Летом, например, вы на щитах размещали репродукции картин Третьяковской галереи. Какие льготы от города вы сейчас получаете?— Я не могу точно на этот вопрос ответить, потому что кампаний у нас действительно много и в каждом случае вопрос с льготами решается индивидуально. Дело в том, что вопрос, что считать социальной рекламой, а что — общественно важной или городской информацией, в законодательстве четко не прописан. Мы ожидаем, что ситуация улучшится, если будут приняты поправки к закону о рекламе, прошедшие первое чтение в Госдуме.— Как вы можете прокомментировать ситуацию с принятием техрегламента по наружной рекламе? Сейчас существуют два варианта документа — лояльный к отрасли думский и жесткий правительственный. Можете ли вы влиять на их подготовку?— Как будет принят техрегламент — отдельным законом или постановлением правительства, — вопрос второстепенный, главное — что в нем будет написано. Техрегламент, рассматриваемый в Госдуме, много обсуждался с участием законодателей, представителей рекламного бизнеса, ГИБДД. Нам кажется, что в этом документе есть несовершенства, но его можно улучшить в процессе работы.К сожалению, не могу то же самое сказать о проекте регламента, который не так давно был внесен в правительство. Когда мы увидели его, у нас буквально волосы встали дыбом: если прочитать текст документа внимательно, становится понятно одно: наружную рекламу размещать нельзя нигде. Такое впечатление, что авторы специально придумывали все исчерпывающие случаи, чтобы исключить любую возможность ее размещать. А потом все стало понятно. Оказалось, что за месяц до появления проекта техрегламента Ростехрегулирование внесло поправки к действующему ГОСТу, в которых определенный тип конструкций выводится из категории рекламоносителей. Соответственно, для него никаких ограничений не предусматривается. Все коллеги, с которыми я обсуждал этот вопрос, склоняются к мнению, что эти поправки, как и внесенный в правительство проект регламента, носят ярко выраженный лоббистский характер и направлены на передел рынка в пользу определенной категории рекламоносителей — совмещенных со знаками дорожного движения либо маскирующихся под них. Прочитайте поправки внимательно. В ГОСТ предлагается ввести специальную категорию — «знаки информирования об объектах притяжения», на которых разрешено размещать логотипы торговых марок. Получается рекламная конструкция в чистом виде, которая не подпадает под ограничения, связанные с ее размерами, дистанцией от дороги, применяемые к другим типам конструкций. Размещает такие носители в стране только одна компания.— У нас же был введен запрет на такую рекламу…— Да, но она оказалась крайне живучей. В ряде регионов, в частности в Волгограде, ее размещением заинтересовалась прокуратура, и дело дошло до судов. В Москве на центральных улицах рекламы на знаках действительно нет, но если вы, например, проедете по Новорижскому или Рублево-Успенскому шоссе, то сразу ее увидите. Такое размещение противоречит федеральному закону «О рекламе», который четко говорит, что размещение рекламы на одной опоре с дорожными знаками запрещено.— А кто лоббирует легализацию такой рекламы?— Авторы ГОСТа и внесенного в правительство проекта техрегламента. Они называют себя специалистами по безопасности дорожного движения: это одни и те же люди, они всем известны, я не буду называть их фамилии. Их устремления к безопасности движения отношения не имеют, это просто прикрытие грязных методов конкуренции.— С кем согласуется размещение такой рекламы?— С органами, отвечающими за безопасность дорожного движения.— Если внесенный в правительство техрегламент будет принят, то что произойдет с наружной рекламой?— Проект — это термоядерная бомба, заложенная под наружную рекламу. Если она взорвется, то наружной рекламы в России не будет совсем, кроме этих знаков. Страна потеряет 25 000-30 000 рабочих мест и 0,1% своего ВВП. Лучше ей от этого явно не станет. Надеемся, что правительство РФ в этом вопросе детально разберется и не пойдет на поводу у лоббистов.Часто ли конкуренты на рынке наружной рекламы используют административный ресурс?— В силу своей административной зависимости этот рынок, к сожалению, не раз становился ареной конкурентной борьбы, в которой удары ниже пояса — норма. События 2002 г. и сегодняшняя ситуация с ГОСТом — тому яркие примеры; правда, в 2002 г. стреляли, а теперь времена изменились и лоббируют правила «под себя», прикрываясь государственными интересами. Я отношусь к этому со спокойной неприязнью. Никого ведь не удивляет сам факт наличия в мире моральных уродов? Если так, то стоит принять тот факт, что один из них при определенных обстоятельствах может оказаться твоим соседом. Этому не стоит удивляться, а тем более не стоит из-за этого переезжать из своего дома. Лучше сделать так, чтобы урод переехал, от этого всем нормальным людям станет лучше. Радует то, что сейчас я говорю об исключениях из правил. С подавляющим большинством моих коллег-конкурентов меня связывают многолетние уважительные отношения, а один из совладельцев не самого последнего из московских операторов — мой близкий друг.— Как изменился бизнес компании News Outdoor из-за кризиса?— Мы уже все свои антикризисные меры воплотили в жизнь: сначала был план А, потом В, к концу весны дошли до С. Живем в режиме отсутствия капитальных затрат и очень жесткого сокращения всех расходов. К счастью, не дошло до того, чтобы экономить на качестве услуги. Но, к сожалению, мы урезали почти все, что работало на развитие. Например, с 2005 г. мы занимались разработкой уличной мебели (скамейки, урны, остановочные павильоны. — «Ведомости»), не уступающей лучшим образцам мировых лидеров этого бизнеса. К сожалению, опытное производство сейчас практически законсервировано, из работавших на нем 30 человек осталось 2-3, остальных мы перевели на другие направления. Но мы стараемся сохранить компетенцию в этой области, потому что за спадом обязательно начнется рост и уличная мебель будет очень востребованна.— Что происходит с бизнесом News Outdoor за пределами России?— Везде по-разному. У наших подразделений на Украине и в Болгарии ситуация тяжелая, а, например, в Чехии наш бизнес практически на докризисном уровне, неплохо идут дела в Польше.— Почему в соседних странах Восточной Европы такая разная ситуация?— Можно объяснить на примере Чехии — здесь никогда не было такого бурного роста экономики, как в России. Там жилье никогда не дорожало на 25-30% в год, соответственно, не было искусственного перегрева рынка. Поэтому ситуация там более стабильна. Рынкам, которые быстро поднимались, больнее падать.— Из более отдаленных от России стран вам пришлось уйти?— Мы продали наш израильский бизнес. Мне очень жаль, что пришлось на это пойти, потому что мы потратили на него много сил и ресурсов. К сожалению, кризис застал нас на полпути, а продолжить необходимые трансформации без продолжения инвестиций было невозможно. Именно поэтому мы были вынуждены избавиться от актива. Мы также продали компанию в Турции, сократили развитие в Юго-Восточной Азии. Сейчас находится в финальной части сделка по продаже нашего небольшого подразделения в Индии.— На какую сферу пришелся основной объем сокращения издержек? Персонал вы сильно сокращали?— Мы сокращали в основном зарплаты. Совсем немного — у синих воротничков, достаточно сильно — у белых.— Насколько сильно?— Если говорить про меня как одного из них, то в разы.— Налоговая служба предъявила News Outdoor огромные налоговые претензии, посчитав, что компания в 2005-2006 гг. неправомерно платила ЕНВД вместо налога на прибыль и НДС. Как развивается это дело?— В арбитражном суде первой инстанции прошло несколько предварительных заседаний по иску, в котором мы оспариваем решение ФНС. Нас удивила позиция налоговиков, которые возражали против приобщения к материалам дела большого объема восстановленной нами финансово-бухгалтерской документации. Материалы доказывали, что мы занимались размещением наружной рекламы, а значит, имели право на налогообложение в режиме ЕНВД. Напомню, претензии были предъявлены, так как из-за отсутствия документов, изъятых у нашей компании, налоговики посчитали, что наша компания занималась не наружной рекламой, а другими видами деятельности. Мы потратили много усилий, чтобы все бумаги восстановить, — только их опись заняла несколько папок.— Вам удалось приобщить эти документы к делу?— Суд приобщил к делу опись и обязал налоговую службу изучить документацию, после чего с ее учетом высказать свою позицию. Надеюсь, что, изучив документы, ФНС согласится, что правда на нашей стороне, и изменит первоначальные требования.— Вы согласны с распространенным мнением, что проблемы News Outdoor с налоговыми службами возникли после того, как владелец News Corp. Руперт Мэрдок заявил о намерении расстаться с российским бизнесом, так как в нашей стране инвестиции не защищены?— Я в теорию заговора не очень верю. Фрагментарно, в ряде публичных вопросов, это нам не очень помогло. Но если говорить о бизнесе компании в целом, то не могу с этим мнением согласиться.— А желание у News Corporation расстаться с News Outdoor остается?— Сейчас не время продавать активы. News Outdoor — это лучший актив в области наружной рекламы в России и отличная платформа для создания дополнительной акционерной стоимости. Сегодня продавать ее дешево невыгодно, а дорого никто сейчас ничего не покупает. Мы продолжаем проводить консультации с рядом российских стратегических инвесторов на тему их интереса к нашей компании, но говорить о конкретике еще рано.— Чем закончились взаимоотношения News Corp. с французским оператором наружной рекламы JCDecaux, вступившим в переговоры о приобретении News Outdoor, но прекратившим их из-за кризиса?— Переговоры были прекращены из-за финансового кризиса, который очень больно ударил как по News Corp. и News Outdoor, так и по JCDecaux. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на финансовые отчеты компаний. Для французской компании сделка была очень весомой, поэтому решение в столь неопределенной ситуации выйти из переговоров выглядит вполне объяснимо.— Летом появилась информация о том, что вы ведете переговоры с держателями облигаций вашего основного конкурента, Gallery, о выкупе долга этой компании. Это правда?— Над возможностью совместных проектов с Gallery в разных формах, от объединения технических служб до более глубокого взаимодействия, мы думаем уже года полтора. Объяснение простое — синергия двух компаний только по операционным затратам составляет более $20 млн в год. Сейчас это очень большие деньги, поэтому такую возможность не могут игнорировать ни акционеры/кредиторы Gallery, ни акционеры News Outdoor. Но чтобы от мыслей перейти к действиям, нужно начать их обсуждение. Пока нас к разговору особенно не приглашали.— Но делали ли вы предложение держателям облигаций Gallery об их выкупе?— Нет, не делали.— Некоторое время назад была информация, что вы можете пойти на повышение в News Corporation. Это действительно так?— Я с 2004 г. отвечаю за деятельность News Outdoor по всему миру. В 2005-2007 гг. я проводил в загранкомандировках больше 50% времени, занимаясь развитием нашего зарубежного бизнеса. В кризисный год мне пришлось гораздо больше внимания уделять России. Сейчас всем нужно сосредоточиться на главном. Так что менять место работы сейчас не планирую.— Не жалеете, что пришлось вновь сосредоточиться на России?— Сожалею лишь, что многое из того, чем я занимался последние 2-3 года, не получилось, пусть и по причинам, от меня не зависящим. Особенно тяжело объяснять людям, которые упорно работали по году-два над проектами, что приходится эти проекты закрывать. Это все равно что сообщить армии, геройски оборонявшей позицию, что по решению штаба эта позиция в силу изменения стратегии больше не нужна. Но, с другой стороны, все жесткие решения, которые мы принимали, рациональны. Сейчас главная мера востребованности бизнеса — это прибыль. К сожалению, в большинстве проектов она появляется через 2-3 года работы, поэтому от хороших начинаний, которые не успели пройти этот цикл, приходится отказываться.— А как вы полагаете, как будет развиваться экономическая ситуация?— Я думаю, подъем обязательно начнется, но он будет плавным. Резкий спад мы уже пережили, по голове всех шарахнуло, теперь время подниматься.— Думаете, хуже уже не будет?— Предпосылок для этого нет. Эмоционально хуже всего будет тем, кто игнорирует реальность и продолжает питать иллюзии относительно того, что все буквально сейчас вернется. Когда я в 18 лет попал в армию, мне сначала было очень тяжело, потому что мыслями ты еще на гражданке, а в реальности — совсем в другом месте. Как только ты принимаешь новую реальность и начинаешь жить в ее условиях, сразу становится легче. Я пытаюсь к такому же состоянию духа приучить всех в нашей компании.— Армия для вас была столь же неожиданной, как сейчас кризис?— Да, я тогда учился на первом курсе МАИ. Но в 1987 г. в стране был последний всплеск милитаризма, и всех без исключения студентов, кому исполнилось 18 лет, забрали на службу. Косить тогда было как-то не модно, поэтому все мои сверстники за редким исключением прошли через школу советской армии.— А в наружную рекламу, как я понимаю, пришли случайно. Не жалеете, что не посвятили себя физике?— В любимом мультике моих сыновей «Кунг-фу панда» есть хорошее выражение о том, что все случайности не случайны. Если бы кто-то в 1989 г. мне сказал, что за следующие 20 лет я объеду весь мир и сумею поработать на руководящих позициях в одной из лучших компаний мира, я бы точно в это не поверил. Мне грех жаловаться на судьбу, она помогла мне родиться в очень интересное время, реализоваться в области, которой я занимаюсь, и помочь большому количеству людей сделать то же самое. Единственно, хотелось бы надеяться, что линия развития нашей страны, с которой я себя связываю, будет идти вверх.— А будущее детей вы видите связанным с Россией?— В настоящий момент — да. Я не исключаю, правда, заграничного образования, но хотел бы, чтобы они жили здесь.«Мне грех жаловаться на судьбу»Ткачев не жалеет, что ему пришлось работать не по специальности: «В любимом мультике моих сыновей “Кунг-фу панда” есть хорошее выражение о том, что все случайности не случайны. Если бы кто-то в 1989 г. мне сказал, что за следующие 20 лет я объеду весь мир и сумею поработать на руководящих позициях в одной из лучших компаний мира, я бы точно в это не поверил. Мне грех жаловаться на судьбу, она помогла мне родиться в очень интересное время, реализоваться в области, которой я занимаюсь, и помочь большому количеству людей сделать то же самое. Единственно, хотелось бы надеяться, что линия развития нашей страны, с которой я себя связываю, будет идти вверх».«Я с 2004 г. отвечаю за деятельность News Outdoor по всему миру. В 2005-2007 гг. я проводил в загранкомандировках больше 50% времени. В кризисный год мне пришлось гораздо больше внимания уделять России. Сейчас всем нужно сосредоточиться на главном. Так что менять место работы сейчас не планирую».«Сожалею, что многое из того, чем я занимался последние два-три года, не получилось, пусть и по причинам, от меня не зависящим. Особенно тяжело объяснять людям, которые упорно работали по году-два над проектами, что приходится эти проекты закрывать. Это все равно что сообщить армии, геройски оборонявшей позицию, что по решению штаба эта позиция в силу изменения стратегии больше не нужна. Но, с другой стороны, все жесткие решения, которые мы принимали, рациональны. Сейчас главная мера востребованности бизнеса — это прибыль. В большинстве проектов она появляется через 2-3 года работы, поэтому от хороших начинаний, которые не успели пройти этот цикл, приходится отказываться».