Рубрики Россия Украина Мир Наука и техника Автоновости Здоровье Спорт Шоу-бизнес
"Участие.com" - электронная новостная газета » Шоу-бизнес и культура » Владимир Шахрин: Я нашел компромисс с алкоголем
Шоу-бизнес и культура
Владимир Шахрин: Я нашел компромисс с алкоголем
23-08-2012, 14:32Просмотров: 904
Владимир Шахрин: Я нашел компромисс с алкоголем Группа «Чайф» для многих – это что-то свое, доброе, родное и настоящее. Это и праздник, и простые человеческие ощущения, и, пожалуй, уже ностальгия. Этим летом у «Чайфа» прошел необычный концерт – рокеров позвали на «Новую волну». При этом лидер «Чайфа» Владимир Шахрин и здесь приветствовал публику своим фирменным слоганом «Здравствуйте, родные».

Фанера, она без энергетики

– Владимир, как же вас занесло в Юрмалу? Так сказать, в логово попсы?

– Я вообще не считаю, что есть плохие жанры. Уж если музыкальный жанр существует, значит, наверняка в нем есть хорошие исполнители и хорошие произведения. Но накануне смотрел «Новую волну» по телевизору, и у меня возникло очень много вопросов, на которые я ответа не нашел.

Перед конкурсантами выступали наши популярные артисты, и меня, честно говоря, убило, что это была стопудовая фанера. Притом что это не съемка в «Останкино», люди купили билеты. Правда, там вышел один мальчишка – видимо, победитель какого-то из этих конкурсов, – и единственный спел вживую. И зал встал. Потому что он отлично исполнил песню, чувственно, с душой. Вот на эти три минуты вдруг со сцены пошла энергия. А потом – чик, снова выключилась, и пошла картинка.

Наши звукорежиссеры говорили, что зал абсолютно неприспособлен для живой музыки, он технически заточен под фанеру. Но в принципе это был хороший эксперимент.

– А у вас ни разу не было «фанерного» опыта?

– На какой-нибудь новогодней съемке, где снимается пять дублей и нужно, чтобы это было в одном темпе. Но это съемочный павильон, там нет зрителей, купивших билеты. В лучшем случае массовка, которая сидит на съемках за деньги – то есть не они платят, а им платят.

– Поддерживаете хорошие отношения с кем-то из поп-музыкантов?

– С Лёней Агутиным, с Саней Маршалом, с Валерой Меладзе. Мы из города выезжаем – а они въезжают. Они профессиональные люди, умеют петь, у них хорошие песни в репертуаре, они давно на сцене. Кстати, как бы я ни относился к Диме Билану, он всегда здоровается, когда мы пересекаемся где-то в аэропортах. В отличие от некоторых молодых рок-музыкантов.

– Много говорят о застое в российской поп-музыке, но такое ощущение, что рок в России тоже застоялся. Или вы не согласны?

– Музыка во всем мире застоялась – это абсолютно очевидно. Она сформировалась – вот эстрада, вот танцевальный жанр, вот рок-музыка, и ничего нового в ней не происходит. Точно так же, как в джазовой, классической или народной музыке. В джазе ведь тоже по большому счету ничего нового не происходит: люди исполняют популярные стандарты или делают вариации на эти стандарты. В классике если и делают какие-то эксперименты, в конечном итоге все говорят – нет, пойдем-ка мы все-таки на Баха, послушаем мы все-таки Моцарта. В рок-музыке примерно то же самое происходит – жанр себя накопил. Эта статуя уже есть. Вы ею можете любоваться, можете ее с разных сторон подсвечивать, делать разнообразные инсталляции, но она уже готовая – нечего к ней прибавить. В ХХIвеке пока еще нового музыкального жанра не появилось. Я надеюсь, что он появится.

С Медведевым было клёво

– В политическом жанре у нас тоже давно ничего нового… Зато многие до сих пор вспоминают вашу встречу с Медведевым, на которой вы подняли вопрос про Егора Бычкова и «Город без наркотиков». Вы не разочаровались, что туда пошли?

– Не разочаровался и не жалею абсолютно точно. Мне было интересно. Почему я должен лишать себя удовольствия, если мне интересно сходить, послушать, что он скажет, посмотреть, как мы себя будем вести, как в этом общении мы будем контактировать? Это жизненный опыт. А вот до этого я отказался идти на встречу с Путиным, где Шевчук произнес свою знаменитую речь. Причем я был на том благотворительном концерте, к которому была приурочена встреча, и тоже был приглашен. И отказал я не Путину, а тем людям, кто организовывал эту встречу, потому что они вели себя некорректно.

Мы приехали вдвоем с Володей Бегуновым (гитарист «Чайфа». – К. Б.), вместе принимали участие в этом вечере, но на чаепитие с премьером, говорят, пойдете один. Я сказал: «Я так не могу, мы приехали вдвоем. Понимаете, премьер-министр приходит и уходит, а это мой друг, с которым мы со школы вместе, это просто не по моим правилам, я тогда не пойду».

– И что они ответили?

– Сказали: «Да ладно, как не пойдете?» Говорю: «Вот так, не пойду, и всё». И не пошел. Но никто больше мне это никогда не припоминал, нигде не тыкал. В конечном итоге все на этом чаепитии свелось к тому, что Шевчук сказал Путину правду-матку. И честь и хвала ему за это. Но на самом-то деле был прекрасный спектакль и было, по-моему, три десятка прекрасных артистов и музыкантов, кто выходил с этими больными детьми на сцену. Это было невероятно трогательно. Ты сдерживаешь слезы, потому что тебя колбасит прямо, когда за руку ведешь эту девочку. Все это осталось незамеченным, это никому не интересно. Всем было интересно: «А вы кто такой?» «Я – Юра-музыкант». Вот и все, что обсуждали.

А отказываться от встречи с Медведевым у меня не было причин. Во-первых, я считаю, что мы спасли этого парня, Егора Бычкова. Парнишка, надо сказать, оказался совестливый, он сейчас в Нижнем Тагиле занимается благотворительностью, фондом «100 рублей спасут жизнь». Он понял, что не будет связываться с наркоманами и прочими. Находят какого-то ребенка маленького, нуждающегося, люди по сто рублей скидываются и помогают там конкретным детям. А во-вторых, были интересные реакции человека – на тот момент президента нашей страны – на какие-то наши слова и на песни, которые там пелись. И кстати, было очень интересно играть. Это был реальный такой джем-сейшен: Серега Воронов, Андрей Макаревич, Борис Борисыч. В общем, клёво было.

– А как же «рок против власти»? Или это миф?

– Я думаю, что это миф, конечно. То есть он может выступать против власти. Если хотят конкретные люди. Но если не хотят – они же не обязаны.

– Вы не хотите?

– Мне кажется, что в какие-то моменты свою социальную и политическую позицию я озвучиваю, в том числе на концертах. И люди это слышат. Но я не считаю нужным идти на митинг и кричать с трибуны. Вот там стоят 40 тысяч, из них, может быть, человек 500 услышат то, что я говорю. А остальные ждут или других людей, или других слов от меня. Не дай бог, я этим скажу то, чего им не нравится – вот ведь в чем дело. Поэтому я говорю с той трибуны, которая меня устраивает.

Компромисс с зеленым змием

– Вы же пивко попивали с Дмитрием Анатольевичем? Я это вот к чему: наша рок-гвардия – это все-таки люди в возрасте, солидные. Насколько меньше сейчас стало алкоголя в вашей жизни по сравнению с временами тех же рок-клубов?

– На ту же «Новую волну» мы летели в полностью выкупленном самолете: «Чайф», Гарик Сукачев, «Воскресение», «Машина времени», Пелагея («Аквариума» не было, они из Питера добирались). И я, заходя в салон, честно говоря, думал: «Ну все, сейчас начнется». Мы выпили, конечно, немножко водочки, но абсолютно достойно все прилетели. Как-то мы, судя по всему, научились находить компромисс с зеленым змием. У меня-то вообще никогда не было особых проблем с ним. То есть я выпить люблю и алкоголь люблю, но у меня достойные отношения с алкоголем.

– А в райдере «Чайфа» есть что-то такое?

– У нас стоит одна бутылка крепкого алкоголя. Ну, мы периодически меняем, чтобы самим не надоело. Бывает, это коньяк, а бывает, это виски – разные сорта. Перед концертом могу себе позволить 50 грамм, остальные парни даже не подходят. После концерта приходят какие-то друзья, знакомые – и уходит эта бутылка